Сейчас в эфире:
Сейчас в эфире
Сейчас в эфире
играет...
Плейлист
  • Red Hot Chili Peppers Otherside
  • Smokie Lay Back In The Arms Of Someone
  • Imagine Dragons Whatever It Takes
  • Кино Спокойная Ночь
  • Deep Purple Smoke On The Water
  • Perfect World Just Like A Pill
Полный плейлист

Боец UFC Вячеслав Борщёв: «Испытываю синдром отложенной жизни. Хочу освоить игру на гитаре»

Очередным участником «Чемпионского Раунда» на Радио Зенит стал один из российских новобранцев UFC последнего года Вячеслав Борщёв. 

О текущих делах

– Сейчас полностью погружён в тренировочный процесс и семью, больше ничем не занимаюсь. Готовился на сентябрь, чтобы подраться, но мне не нашли соперника. Надеюсь, что в ближайшее время подерусь. Только недавно узнал, что у меня нет соперника, поэтому не попадаю в сентябрьские бои. В лёгком весе много ребят, я не понимаю, почему возникла проблема с оппонентом. Всегда рассчитываю на UFC, они лучше знают, с кем мне драться. У меня не та ситуация, чтобы кого-то вызывать. Я, если честно, даже и не знаю, кого можно вызвать, потому что особо не слежу за ребятами. На сайте UFC написано, что я – «бывший боец»? Ну, я ни разу на нём не был, но что-то они рановато меня списали. Пока газую по полной! (смеётся – прим.) Кстати, на сайте sherdog.com, например, я записан как американец. Пятьсот раз просил, чтобы исправили, но потом уже сдался: всё равно на это никто не смотрит. Когда я выиграл на американском отборочном турнире Dana White’s Contender, в российском сообществе меня никто не знал как бойца ММА. Многие были в шоке от того, откуда я появился, но я все бои провел в Америке, поэтому там меня чуть-чуть знали. Важен ещё прямой контакт. Например, если тренируешься в Вегасе, то можно пересечься с Дэйной Уайтом (президентом UFC). Естественно, так проще – прямой контакт вместо тысячи обходных путей. Теоретически, в Америке можно самому напрямую вести все свои дела. А если работать через Россию, то приходится иметь дело с посредниками. Но пока я невыездной, потому что продлевал визу внутри США, когда началась пандемия. В этом случае, если выезжаешь за пределы страны, нужно поставить штамп в паспорте. Сейчас его почто невозможно поставить. Скорее всего, это займет безумное время. Думаю, к декабрю всё же придется ее делать.

О весе

– Вообще, я всегда мечтал стать тяжеловесом! (смеётся – прим.) Не понимаю, почему люди пытаются драться не в своих весах. У нас есть парень – самый страшный человек в комнате. Он нереально показывает себя в джиу-джитсу, хорошо действует в стойке – монстр, сильный, выносливый! Но упорно вбил себе в голову, что хочет драться в категории до 145-ти фунтов – в полулёгком весе вместо легкого веса. И хоть убей! На турнире Dana White’s Contender он решил попробовать себя в тяжёлом весе. Мне говорили, что на взвешивании он весил нужные 145 фунтов, а на следующий день – уже 179 фунтов (ближе к среднему весу – прим.). Он вышел вообще никакой, даже двигаться не мог. Сильный, талантливый парень и ничего не смог сделать. Как будто с лёгкими бойцами будет преимущество. Мне кажется, что бойцы больше психологически себя настраивают. Зачем себя изводить? В UFC сделали ошибку, что преподносят взвешивание как важную процедуру, часть бизнеса. Они показывают, как люди мучаются, как их ведут за руку на взвешивание, и это становится драмой. Но это не круто. Ты дебил? Зачем ты не в своём весе дерёшься? Я не понимаю, когда людей несут на весы. Для чего? Зачем? Пока я не вижу выхода. Я не гоняю много веса, но мне нужен день на восстановление. Я люблю этот день. Но если его уберут, то тоже ничего страшного со мной не произойдёт. В Майами я дрался в категории 165 фунтов (суперлёгкий вес – прим.), и мне надо было просто громко сходить в туалет, чтобы уложиться в вес. А мой соперник даже и этого не смог сделать. Видимо, обычно он дрался в категории 170 (полусредний вес – прим.). Мне было легко. Получается, что после взвешивания мне можно было еще набрать, но у меня не получилось. Возможно, есть смысл сделать смежные весовые категории. Наверно, это могло быть выходом из положения. Пусть каждый выбирает сам. Больше весовых категорий – больше героев, больше чемпионов. Может быть – это слишком дорого для UFC, поэтому и не хотят. На турнирах серии Contender хороший уровень организации. Там стоит бригада скорой помощи и следит за ребятами. Они сразу помогут ребятам, если кому-то станет плохо.

О первых поединках в UFC

– Это только самое первое, зачаточное начало. С одной стороны, казалось, что всё как-то долго идёт, а с другой стороны, мой дебют в MMA был в 2019 году: я как кикбоксёр тогда дебютировал. Потом уже оказался в UFC – получается, в 2021-м. Меня вытягивает то, что у меня большой опыт в «ударке». Вообще, в принципе, у меня боевой опыт очень большой, но всё-таки ещё столько нюансов с борьбой, с джиу-джитсу. Ещё можно много чего улучшить. Я уже чувствую себя уверенно, чтобы драться с кем угодно, но хотелось бы больше не попадать в такие глупые ситуации, как в последнем бою.

Перед дебютом в UFC очень сильно нервничал, всё шло не так. У моего тренера Юрайи Фейбера так и не получилось ко мне приехать, потому что у него была странная ситуация с COVID-19. Он мне пишет, что всё будет хорошо, потому что мой соперник любит охоту и рыбалку, а я люблю драться! (смеётся – прим.) Он увидел это из соцсетей этого парня.

О провале в последнем бою

– Для меня это было абсолютно провально, если тебя держит на протяжении 15 минут какой-то вонючий мужик, и ты не можешь его с себя скинуть (смеётся – прим.). Я со второго раунда уже хотел домой: «Отпустите меня! Снимите его кто-нибудь». У меня часто включался такой режим, когда я, вроде, начинаю съедать соперника и взвинчивать темп, но меня останавливали. Я всегда это ненавидел, когда кто-то хочет сбить мой порыв вместо того, чтобы рубиться со мной. А теперь это всё легально, они постоянно это делают. Это ужасно, отвратительно…

О коронном приёме

– Коронный удар – левый в печень? Я, кстати, много на эту тему размышлял одно время. Даже, исходя из моего кикбоксёрского прошлого, у меня никогда не было моего какого-то конкретного удара, на который я мог всегда рассчитывать на 100%. Вот был у нас такой боец – Джош Эмметт, и у него есть правый оверхенд и левый сбоку. Неважно, какой момент в бое – если он хорошо попадёт, то бой наверняка закончится. Его можно назвать стопроцентным нокаутёром. Что до меня – ситуация чуть другая. Был период, когда у меня был правый прямой кросс. Если взять все мои нокауты, то у меня есть какие хочешь: левый сбоку, правый снизу, коленом, ногами в голову. То есть я могу нокаутировать с любого положения, у меня нет никакой «коронки», хотя я левой сбоку действительно очень люблю бить, это один из моих любимых ударов. До моего появления в MMA я не мог вообще рассчитывать на какой-то приём, мне всегда нужно было находить какие-то разные пути. Сейчас мне, видимо, борьба помогла, маленькие перчатки и ещё интенсивность боя.

О перфомансах после поединка

– Я ещё в кикбоксинге начал танцевать. Просто прикольно, нравится. Вообще, я не вижу ничего плохого в том, чтобы ярко показать свои эмоции, поделиться ими с болельщиками, сделать свою победу ещё более яркой, развеселить кого-то. Мне всегда как-то хотелось отметить своё русское происхождение, показать частичку своей культуры.

О работе с Юрайем Фейбером

– Работается с ним очень даже приятно. Атмосфера в команде очень позитивная, дружелюбная. Я вижу разницу с остальными командами и много раз слышал от других ребят, которые к нам приезжали, что разница нереальная. У нас всё по-домашнему, хотя уровень бойцов высокий. У Юрайи получилось создать свою уникальную команду, которая многим отличается. С ним очень интересно работать, потому что это высокий профессионал, который особенно, по-научному подходит ко всему. У него есть идея создать что-то вроде MMA-университета. Но проблема с Юрайей, что он никому никогда не может говорить «нет». Он очень ответственный, но неорганизованный. Ещё мне нравится с ним работать сейчас, потому что он составил удобный график тренировок, и теперь мне живётся понятно. Я знаю, когда мне нужно встать, когда потренироваться, с кем связаться, с кем встретиться. А в остальных делах он – как кент, как братишка. Он всегда поддержит, в любых делах.

О тренировках с легендарными профессиональными бойцами

– Мне в этом плане проще было, потому что, когда я приехал, за MMA не следил. Когда я приехал, Пейдж Ванзант и Ти-Джея Диллашоу в зале Фейбера уже не было. Я Юрайю-то с горем пополам знал, даже ни одного боя его не видел. У меня идея драться в MMA вообще из ниоткуда пришла: всё началось с «Ну а чё, давай попробуем». Я даже не знаю, почему я так упорно довёл это дело до конца. Но, находясь с ними в команде, я увидел, что все такие же люди, какими бы они популярными ни были. Единственное, у Коди Гарбрандта довольно ярко выраженные лидерские качества, ему очень тяжело поражения давались. А, например, Чед Мендес – очень позитивный чувачок, ему всё по фигу. Дай ему лук и стрелы – он пойдёт, еды добудет, и ему больше ничего не нужно.

О хобби
– У меня нет хобби. Я папа двоих детей – это моё хобби. У меня очень много увлечений, которые приходится держать на будущее. У меня синдром отложенной жизни. Например, хочу освоить игру на гитаре, раньше на фортепиано играл. Всё люблю. У меня мечта заработать достаточно денег, сделать документы, отправить жену работать, а самому заниматься хобби.

« Предыдущая новость Следующая новость »

Другие новости: