Сейчас в эфире:
Сейчас в эфире
Сейчас в эфире
играет...
Плейлист
  • Peters Quartett Гимн болельщиков Зенита
  • Scorpions Lonely Nights
  • АнимациЯ Роман М
  • Chris Rea The Road To Hell
  • Maroon 5 This Love
  • Twisted Sister I Am (I'm Me)
Полный плейлист

Глеб Саранчук: «Петербург обязывает выглядеть стильно»

1. Без подписи

Обладатель Кубка Харламова, вратарь команды «СКА-1946» в нашем эфире поделился эмоциями от победы в минувшем сезоне МХЛ, а также рассказал о принципиальных соперниках, музыке, которая заряжает, и самом ценном совете от легенды отечественного хоккея Максима Соколова.

- Глеб, расскажите, как настроение у обладателя Кубка Харламова?

- Настроение прекрасное. Город цветёт, солнца с каждым днём всё больше, а это для всех жителей Петербурга очень важно. Так что и настроение изо дня в день становится лучше.

- Уже улеглись эмоции после заключительного мачта финала против «Локо», после того, как все потрогали трофей и отметили победу? Или по-прежнему бабочки в животе присутствуют?

- Наверное, уже пришло осознание. Первые пару дней были как в тумане, наполнены бурными эмоциями. Отметили, честно посмотрели друг другу в глаза. Сейчас уже чуть спокойнее, понимаем, что была проделана качественная работа и с полным осознанием этого принимаем успех.

- Домашние матчи «СКА-1946» проводил в Ледовом, нашем легендарном дворце, и на решающие игры приходило огромное для молодёжного хоккея количество зрителей. Как вам атмосфера? Помогало ли это или наоборот, добавляло волнения?

- Скажу сразу, что родной «Хоккейный город» всегда будет у нас в сердце, мы продолжаем там играть. Что касается Ледового, то перед первыми играми ¼ со «Спартаком» было волнение, не знали, сколько народу придёт. Сначала заполнялся первый ярус, не так много болельщиков, но уже было ощущение, что это — Ледовый! Для пацанов родом из Петербурга это знаковое место, так что было чувство, что сбывается детская мечта. Ну а дальше по нарастающей, на финал с «Локо» начали запускать людей на верхние ярусы, а это уже автоматически тысяч семь! Я, например, при таком большом количестве зрителей ещё не играл.

- Давайте немножко пройдёмся по всему плей-офф в целом. В 1/8 было упорное противостояние с петербургским «Динамо», в пяти матчах разобрались. Насколько серьёзны традиции петербургского дерби и в молодёжном хоккее?

- С «Динамо» получилась одна из самых сложных серий этого плей-офф. В целом, из года в год петербургское дерби — это что-то с чем-то! Могу с гордостью сказать, что это противостояние — самое яркое в нашем хоккее.

- Вы начинали эту серию, провели несколько матчей, потом в воротах вас сменил Кирилл Герасимюк, затем играл Павел Мойсевич. Как вы переживали эту конкуренцию? Со стороны кажется, что момент непростой. Понятно, что всё для команды и любой хоккеист ответит, что главное — общая победа, но ведь собственные амбиции наверняка существуют, а конкуренция даже по ходу плей-офф была очень серьёзная.

- Оглядываясь назад, закрываешь на это глаза, учитывая, что мы — чемпионы. Значит, так было нужно. Скажу честно, время между первым раундом и финалом длилось для меня целую вечность, я в первый раз столкнулся с тем, что приходилось болеть и переживать немножечко со стороны. Однако в этом и суть спортсмена, нужно всегда быть готовым, всегда быть в форме. В целом, так и получилось, прошёл ровно календарный месяц от четвёртой игры с «Динамо» до второй - в Ярославле. Помню, в Омске главный тренер молодёжки сказал, что у него голова болит от того, что в его распоряжении лучшая вратарская линия в России. Если вдруг Виталий Черночуб нас слышит, то хочу возразить ему. Самая сильная вратарская линия у нас в Питере, потому что только мы задействовали в плей-офф четверых вратарей. И Кирилл Герасимюк, и Паша Мойсевич, и Ярослав Коростелёв — этим коллективом мы двигались в плей-офф вместе с тренером, Сергеем Владимировичем Щукиным. Наш симбиоз задал высокую планку и это, в том числе, привело команду к чемпионству. Повторюсь: значит, так было нужно.

- Насколько это сложно с эмоциональной точки зрения? Ты переодеваешься вместе со всеми в раздевалке, а затем смотришь со скамейки, как играют твои партнёры и понимаешь, что если не произойдёт чего-то экстраординарного, то скорее всего, не появишься на площадке. Наверное, эмоциональная усталость после матча едва ли не больше, чем, когда выходишь на лёд.

- Такова наша работа. Ты должен как выйти сыграть со стартовых минут, так и уметь ждать. Бывало такое, что переодевались и играли молодые пацаны, на пару лет младше. Конечно, личные амбиции никто не отменял, но всё-таки мы делаем общее дело. Если на выходе получается, что это принесло результат, значит, всё правильно.

- Слова не мальчика, но мужа. Давайте пойдём дальше по сериям. Со «Спартаком» закончили довольно быстро, в трёх матчах. Держали у себя в мыслях регулярку, где проиграли спартаковцам три матча из четырех?

- Если честно, да. В регулярке со «Спартаком» сыграли неважно, и у меня было ощущение, что серия с ним будет камнем преткновения, что там будет заруба. В итоге прошли их довольно просто. Значит, мы были на голову сильнее. После плей-офф я так и сказал, что мы были ментально лучше готовы к чемпионству.

- Как удалось вытащить третью игру, когда в начале третьего периода счет был 1:4 в пользу соперника? Наверное, это та самая эмоциональная история, которая подтвердила желание выиграть кубок.

- Я тот выезд пропустил, заболел и эта игра стала единственной в сезоне, которую я смотрел с экрана компьютера, болел за пацанов дистанционно. Когда парни уже взяли телефоны и начали отвечать, радоваться, переживал эти эмоции вместе с ними, и это тоже был интересный опыт. Вообще в этом сезоне мы часто забивали первыми и доводили матч до логического завершения, а тут пришлось отыгрываться. На моей памяти, это первый случай в нашей молодёжке, чтобы мы пропустили первыми и горели в три шайбы.

- С «Белыми медведями» всё решилось в пяти встречах. Армейцы уже давненько не играли с челябинцами официальных матчей. Насколько это добавляло интереса? Действительно игра с ними отличалась от встреч с другими командами?

- Если честно, от полуфинальных игр с командами Востока из года в год не знаешь, чего ждать. В моей карьере это третий плей-офф. Два года назад был казанский «Ирбис», я в этих играх участия не принимал, но с первого же матча хоккей был максимально странный, ты не знаешь, чего ждать от соперника и только постепенно с каждой игрой начинаешь адаптироваться. В прошлом году камнем преткновения стал Омск, мой родной город. В этом году — Челябинск. В школьные годы я много играл против челябинских пацанов, но всё равно не было понимания, чего от них ждать. Не могу сказать, что прошли легко, но прошли же! Значит, всё было хорошо.

- В финале против «Локо» вы сыграли в двух матчах в Ярославле. Многие называли эту серию противостоянием самых сильных команд отечественного молодежного хоккея прямо сейчас. Насколько вам удалось это почувствовать?

- Вот тут я готов рассказать вообще всё, что угодно!

- Не сдерживайте себя.

- Так сложилось, что Ярославль, наверное, самая удобная команда для меня. Вернусь к уже сказанному: в регулярке мы взяли у них семь очков из восьми, хотя на самом деле мы и «Локо» — две сильнейших команды лиги. Как бы дерзко это ни звучало, но так оно и есть. Первая игра у нас не получилась. Потом собрались. Учитывая, что игры были через день, нововведение этого сезона, дальше пошло по накатанной в соответствии со слоганом первой команды: «Раз-два, взяли!» И судя по итогу, слоган работает, потому что и первая команда, и «СКА-Нева» — мы все одно целое.

- Если же выбирать самое принципиальное противостояние, какую команду вы бы назвали? Это «Локо», «Спартак», петербургское «Динамо» или «Красная Армия»?

- Дерби с «Красной Армией» считается армейским, игры с «Локо» — дерби за шесть очков, как говорят в футболе, поэтому самые тяжёлые и самые интересные игры именно с ними. Атакующий потенциал и у нас, и у «Локо» — сильнейший в лиге, а на атаке строится весь интерес к хоккею.

- Переходя к персоналиям: второй год подряд самым ценным игроком чемпионата МХЛ признаётся форвард «СКА-1946» Иван Демидов. Расскажите нам, что в нём особенного, что он делает, чтобы играть настолько ярко?

- Это человек, в котором 1% таланта и 99% трудолюбия. Так, как работает Ваня Демидов, не работает никто. Если приехать на базу, где находятся наши залы, то он точно будет там: растягиваться, качаться в зале или работать руками. А ещё Ваня — тот, о ком можно сказать, что в первую очередь, он человек с большим сердцем. Ему всегда можно позвонить, он и посмеётся с тобой, и поможет.

- Понятно, что хоккеисты не особенно любят выделять кого-то из команды, чтобы не обидеть других, но тем не менее — на тренировках вам, как вратарю, сложнее всего против Демидова играть? Или, может, какой-нибудь супермощный щелчок от одного из защитников вообще не берётся?

- Так с ходу и не скажу. Сейчас межсезонье, отпуск, хоккея давно уже не было…

- Вы имеете в виду, что что-то могло уже поменяться за это время?

- Да не то чтобы поменяться, просто забыл уже, кто как бросает. Раз уж мы говорим про Ваню — да, у него очень неудобные броски для вратаря. Они не сильные, но очень точные. У моего лучшего друга Никиты Калинина — самые сильные щелчки. То же самое у Лёши Егорова, который весь сезон был нашим капитаном, ездил недавно на церемонию вручения наград МХЛ, как претендент в категории «Лучший защитник». У нападающих поставленные броски, к 19-20 годам у нас уже очень мастеровитые пацаны, поэтому со всеми интересно.

- Дополнительных красок победе добавили изменения в тренерском штабе. По ходу розыгрыша поменялся тренер, пришел Герман Титов. Не знаю, насколько логично у вратаря спрашивать, что поменялось в тренировочном процессе, наверное, голкиперы по-своему занимаются. Или нет?

- Начинал сезон Александр Николаевич Титов, потом обязанности главного тренера взял на себя Павел Алексеевич Канарский, и уже после серии с «Динамо» пришёл Герман Михайлович Титов, человек с огромной душой. Перемены в тактике я, конечно, замечаю, потому что стою позади всех и вижу, что происходит на льду. Но для меня, как для вратаря, ничего не меняется, моё дело стоять и шайбу ловить.

- Хорошо, тогда перейдём к вашим непосредственным тренерам. Главный совет, который дал вам легенда петербургского СКА и всего отечественного хоккея Максим Соколов?

- Мне кажется, каждую фразу Максима Анатольевича можно разбирать на советы. Он очень умный и начитанный человек, один из умнейших, кого я встречал в жизни. Максим Анатольевич большой души человек, он очень много для меня сделал. Как–то он сказал, что нужно жить, а не проживать, и это очень ценный совет.

- Вернёмся к разговору непосредственно о вас. В первый раз «СКА-1946» выиграл Кубок Харламова два года назад. Чем вы занимались, когда проходил тот финал?

- Это был мой второй сезон в МХЛ, я тренировался с командой, но считаю, что моё время на тот момент ещё не пришло. Для того, чтобы играть в финале, нужно было окрепнуть, ощетиниться, как сейчас модно говорить. Моей задачей было трудиться и набираться опыта рядом со старшими пацанами, многие из которых сейчас, два года спустя, играют в КХЛ, ВХЛ, а кто-то вообще за океан уехал.

- Давайте устроим минутку самолюбования. Некоторые журналисты называют вас вратарским открытием сезона в МХЛ. Вы в десятке лучших вратарей по проценту отражённых бросков и коэффициенту надёжности. Что вы на это скажете?

- Ну раз у нас самолюбование, то по проценту я первый, а не в десятке. На самом деле, в этом сезоне прогресс огромный. Главное, чтобы он и дальше был, чтобы не было остановки или даже регресса. Проделана большая работа, в том числе с приходом тренера по вратарям Сергея Владимировича, который пришёл к нам из Череповца. Это касается всего вратарского коллектива, как мы уже говорили выше. Прогресс делится на множество мелких деталей, и даже если бы я сейчас взял награду лучшего вратаря лиги, то бы не оставил бы её себе, а разделил на мелкие составляющие и раздал каждому, кто к этому причастен. Точно также, как игры на ноль у вратаря делятся на много маленьких частей, это не только твоя заслуга. Это заслуга и команды, и кучи обстоятельств, даже от температуры льда может зависеть результат.

- Из минутки самолюбования у нас получилась минутка скромности. В этом сезоне в МХЛ вы сыграли 32 матча в регулярке, 6 в плей-офф, 2 в финальной серии. Плюс 11 матчей в ВХЛ, 6 побед. Полевые игроки, отвечая на вопрос о различиях между молодёжным хоккеем и более взрослым, обычно отмечают разницу в скорости принятия решений, меньшее количество времени на раздумья. В чем отличия для вратарей?

- У вратаря всё то же самое: скорость выше, броски сильнее. Нужно мыслить чуть быстрее, видеть игру наперёд. В общем, главное — успевать.

- А когда из ВХЛ возвращаешься обратно, есть чувство, что «здесь-то всё понятно, я уже это прошёл, мне там так заряжали от синей, что эти щелчки брать легко»?

- Скажу честно — нет. Когда я вернулся в молодёжку после первого месяца в ВХЛ, было тяжело, и слава богу, что мы это тогда прошли, и больше я с таким не сталкивался. Попался на том, что всё медленнее, а я ментально к этому оказался не готов. Тут важно сделать правильные выводы, потому что в дальнейшем такие переводы могут повторяться регулярно. Просто могут позвонить и сказать: «Завтра играешь». Так что надо быть к этому морально готовым.

- То есть, скорее перевод обратно сложнее воспринимается, чем наоборот?

- Да-да. Вроде бы это твоя команда, ты провёл в ней много времени, а получилось сложнее. Главное, чтобы были сделаны правильные выводы и дальше такого не случалось.

- Минувшей осенью вы сыграли в матче ВХЛ против «Сокола». В воротах соперника был финалист Кубка Стэнли Антон Худобин, личность значимая для всего российского хоккея. Ждали этой встречи? Как-то готовились заранее?

- Да. Всё время, что я играл в ВХЛ, мы жили вместе с Михаилом Кабатом, который перебрался к нам из Воронежа. По дороге в Красноярск я уже знал, что играю, и мы шутили, что возможно против меня будет играть такая величина, как Антон Худобин. Ещё пару лет назад такое трудно было представить. Перед выходом на лёд я не видел заявку на игру, не видел составы, телефона перед игрой уже нет. Выхожу на разминку и вижу, что вместе со мной первым выходит Антон, и начинаю смеяться. Волнения никакого не было, скорее, забавляла сама ситуация. В итоге посмеялись и сделали дело.

- Во время матча, может быть, подмечали его работу, смотрели, как он двигается, как отражает шайбы?

- Это было предметом обсуждения ещё месяца два, наверное. Да и по сей день, хотя с октября прошло уже много времени, его моменты разбираем, потому что он действительно человек старой школы и у него очень интересный стиль игры.

- Удалось поговорить, пообщаться, майками обменяться? Вообще в хоккее принято это делать, как в футболе?

- Пообщаться не удалось, к сожалению. А майку нам выдают одну на сезон, поэтому не меняемся, увы. Хотя с ним я бы с радостью поменялся.

- По ходу плей-офф ВХЛ другой ваш коллега, вратарь «СКА-Невы» Артемий Плешков отбил 124 броска за матч, поставив рекорд. Общались ли вы с ним после этого, интересовались, как он выжил вообще?

- Да, я написал ему после матча, сказал, что это просто нечто! Я был на этой игре, отсидел все 8 или 9 периодов. Тёма очень трудолюбив и у него огромное желание играть. Не знаю, как он выжил, но мне кажется, что он дня два-три после этого точно отходил, просто спал.

- Себя представляли на его месте?

- Да. Тут даже не от навыков зависит, важнее быть морально устойчивым, потому что приходится играть 120, 180 минут и больше. Самое тяжёлое — настраивать себя на каждый бросок.

- Это история про особый склад характера вратарей, про который все говорят?

- Вся ментальная составляющая исключительно от характера зависит.

- Вы более спокойный вратарь?

- Да.

- Традиционно считается, что вратари — люди замкнутые, даже немного угрюмые. Правда, вратарь СКА Никита Серебряков развенчивает этот миф, и всё же нечасто в воротах появляются яркие персоны, вроде того же Ильи Ежова, который недавно закончил карьеру.

- Это стереотипы. Во времена СССР, например, говорили, что вратарь один на заднем сиденье в автобусе сидит, или вообще бежит за ним. Я готовлюсь к играм, как и все. Единственный нюанс: после обеда убираю телефон, устраиваю тихий час, как в детском саду. И после дневного сна телефон больше в руки не беру, только музыку слушаю.

- Какую?

- Перед играми исключительно рок. Есть пара треков, которые слушаю первыми, а потом включаю «Мою волну». Обычно первый трек — «Шаги по стеклу» группы Tracktor Bowling, с которой познакомился благодаря капитану «СКА-Невы» Альберту Конозову.

- То есть, музыка вам нужна, скорее, заряжающая? Я встречал разные мнения, кто-то из спортсменов говорит, что ему требуется музыка, которая настраивает на эмоции, кто-то, наоборот, предпочитает что-то более спокойное.

- Для меня показатель, когда на мурашки пробивает. Мы едем на игру, я что-то слушаю, и, если эмоция пошла — значит, всё хорошо. Пацаны слушают разную музыку, кто-то американский хип-хоп, кто-то рок, кто-то топ-100 того, что сейчас популярно, кто-то русский рэп. Каждому своё, лишь бы результат был.

- В раздевалке что у вас звучит?

- Это отдельная тема. Музыку у нас ставили трое — я, Влад Сапунов и Матвей Короткий. Перед последними играми кубка у нас была прямо очерёдность расписана. Начинал Матвей и это было очень громко! Доходило до того, что Никита Недопёкин сидел в наушниках с шумоподавлением. Следом я включал своё, сначала это было что-то типа радио, затем начинались заряжающие треки и непосредственно перед выходом на лёд звучал Баста, «Моя игра». Мы шли играть и доигрались.

- Действительно, сработало. «Обычно после игр ничего не помню», — ваша цитата после одного из матчей. Это у всех вратарей такая память золотой рыбки?

- Думаю, что у любого спортсмена так, не только в хоккее, трудно вспомнить какой-то конкретный момент из игры. Взять любого бойца — они после боя вообще ничего не помнят, их можно и не спрашивать, мне кажется. Меня как-то спросили про игру в неравных составах, а я думаю: «Вы о чём вообще, какие неравные составы? 10 минут после игры прошло, я ещё горячий сижу». Но приходится что-то отвечать, это тоже часть нашей работы.

- Вы - уроженец Омска, но уже в 15 лет переехали в Петербург. Как вам дался этот переезд и насколько нравится наш город?

- В июне будет пять лет, как мы сюда переехали всей семьёй, и я считаю Петербург своим родным городом, моментами даже боюсь отсюда уезжать, до такой степени любовь доходит. Большое спасибо моей семье, которая помогла пережить переезд. Они дважды всё бросили ради меня, и в нашем родном Омске, и в Екатеринбурге, который мы шутя называем перевалочным пунктом. По сей день они рядом со мной и, наверное, даже больше, чем я, получают удовольствие от Петербурга.

- Вы признавались в одном из интервью, что вам нравится плавание и большой теннис. Расскажите, что видите общего у этих видов спорта с хоккеем, что берёте на вооружение для совершенствования вратарского мастерства?

- В семь лет передо мной стоял выбор между хоккеем, теннисом и плаванием. Надо было выбрать что-то одно, и в какой-то момент я подошёл к маме и сказал, что хочу играть в хоккей. Мой старший брат профессионально занимался большим теннисом лет до 15, но после травмы закончил, к сожалению. С плаванием параллели провести тяжело, а что касается тенниса, то самое яркое сравнение касается реакции. По сути, полёт шайбы и полёт теннисного мяча происходит примерно с той же скоростью и время для принятия решений, когда тебе из квадрата в квадрат в теннисе бьют, примерно то же самое.

- Вы пришли к нам в довольно строгом костюме, замечательные часы на левой руке. Откуда эта тяга к тому, чтобы стильно одеваться?

- Это всё Ленинград.

- Город на вас так действует?

- Да. Солидный город и нужно ему соответствовать, я считаю.

- Не могу не спросить, на кого вы равняетесь. Кого назовёте лучшими вратарями в КХЛ и НХЛ прямо сейчас?

- Честно скажу — хочется, чтобы на все вопросы был один ответ: Александр Самонов. Сейчас он в Уфе. Мы познакомились два года назад, когда СКА был приглашён на летний турнир Sochi Hockey Open, успели поработать вместе и продолжаем общаться. Наверное, Саша единственный вратарь, за которого я переживаю.

- Самое время спросить про творческие планы. Понятно, что сначала отпуск, а что дальше? Первая команда СКА? НХЛ? Насколько я понимаю, у вас последний год, когда можете попасть на драфт.

- Да, именно так. Выберут на драфте — хорошо, ну а нет, значит, таков наш путь. Впереди два месяца отпуска и нужно отдохнуть, потому что предстоит очень много работы, чтобы перейти на следующий уровень. Насчёт команды пока нет никакой ясности, надо быть готовым ко всему, в том числе, чтобы поехать тренироваться в любую лигу. Будет это СКА, «СКА-Нева» или молодёжка — нужно быть наготове.

 

 

 

 

 

 

 

« Предыдущая новость Следующая новость »