Сейчас в эфире:
Сейчас в эфире
Сейчас в эфире
играет...
Плейлист
  • Peters Quartett Гимн болельщиков Зенита
  • Scorpions Lonely Nights
  • АнимациЯ Роман М
  • Chris Rea The Road To Hell
  • Maroon 5 This Love
  • Twisted Sister I Am (I'm Me)
Полный плейлист

Анатолий Тимощук: «"Зенит" — это футбольная семья»

1. Без подписи

В 16-й день рождения «Радио «Зенит» в нашу студию заглянул Анатолий Тимощук. Легендарный полузащитник «Зенита» рассказал о чемпионстве 2007 года, роли капитана, советах Дику Адвокаату и пророческих словах отца.

— Анатолий, впервые вы пришли к нам в студию 21 октября 2007 года, сразу после матча «Зенит» — «Химки», в котором наш клуб одержал победу со счётом 4:1. После той игры стали писать, что «Зенит» выглядит по-чемпионски и, похоже, возьмёт «золото». Как вы вспоминаете то время? Ощущалось, что вот это «по-чемпионски» — уже в нашей жизни?

— Если брать в целом тот год, то, самое яркое впечатление — это матч с «Динамо» в Кубке страны, 9:3. Наверное, тогда внутри каждого из нас появилось ощущение чемпионской игры. Тот матч стал некой точкой отсчёта, точкой перевоплощения, когда мы начали чувствовать друг друга, стали играть более уверенно. До этого было довольно много критики и достаточно много неровных игр, но в итоге, как мы все знаем, нам удалось прийти к тому, чего мы очень долго ждали и на что надеялись.

— Действительно, сезон складывался нелегко, и, наверное, точка отсчёта была у каждого своя. Мне в этом плане больше запомнилась игра с «Рубином», которая подвела черту под первой третью чемпионата. Игра была очень тяжёлая, пропустили от одного бразильского парня под конец первого тайма. Помню, как кто-то с кем-то переписывается, переглядывается: «Ну всё, не пошло. Ребята, давайте забудем про чемпионство…» Но во втором тайме «Зенит» разозлился — и выиграл. Складывалось ощущение, что когда появилась эта спортивная злость, и не только в этом матче, она-то и понесла команду вперёд.

— Да, но это не приходит по щелчку. Это результат работы тренерского штаба, и перемена в отношении футболистов, которые должны поверить в достижение цели, доверять друг другу. Во многом, у нас именно так и произошло. То, что многие поставили интересы команды выше своих личных интересов и направили все усилия на то, чтобы впервые поднять чемпионский кубок над головой, стало ключевым моментом.

— Для вас матч с «Рубином» был вторым в чемпионате с капитанской повязкой и как сказал тогда Дик Адвокаат: «Я считаю, нам нужен именно такой капитан. Опытный, знающий, как побеждать, владеющий русским языком». Для вас что-то поменялось, когда вы стали капитаном «Зенита»?

— Это добавило ответственности, но в то же время и уверенности на футбольном поле, хотя для меня эта роль не была в новинку. Я был капитаном и в сборной, и в «Шахтёре», поэтому знал, как себя вести в большом амбициозном коллективе, знал, что нужно делать, как помочь команде своим капитанским подсказом.

— Говорили о том, что вы были одним из самых позитивных людей в команде и от вас очень часто исходила искренняя радость. Кто ещё таким был? Или, может быть, наоборот, были в команде ваши антиподы?

— Наверное, были и антиподы, но было много ребят, которые достаточно близко общались. У нас была небольшая югославская диаспора, был Текке, был Домингес, так что тренировочный процесс проходил ярко, с шутками. За пределами футбольного поля мы проводили вместе меньше времени, но что касалось самоотдачи и помощи друг другу на поле — то, действительно, мы были футбольной семьёй, которая хотела достичь цели, поставленной перед каждым из нас.

— Бытует мнение, что капитан — проводник тренерских идей, его рупор. Анатолий Тимощук получал от Дика Адвокаата какие-то дополнительные указания?

— Именно дополнительных — нет, но мы часто общались, вели диалог. Вспоминаю разговор перед домашним матчем с «Баварией». Мы сыграли на выезде 1:1 и дома нас устраивал счёт 0:0, потому что раньше была другая система подсчётов, гол на выезде считался за два. Он меня позвал и говорит: «Слушай, у меня есть идея поменять нашу привычную схему, 4-3-3. Может, сыграть ромбом, 4-4-2? Может, добавить ещё полузащитника? Но я вот сомневаюсь…» Я сказал, что мне нужно время для того, чтобы подумать. Не мог ответить так сразу, мне нужно было с ребятами пообщаться, обсудить. Мы поговорили и пришли к мнению, что не нужно менять схему, не нужно менять тактику, потому что если это принесло нам успех на выезде, то мы должны рассчитывать на это и дома. Я донёс до тренера нашу позицию, и в итоге мы выиграли. Как вы знаете, счёт был фееричный.

— 4:0, если кто забыл. Что-то совершенно невероятное! Об этом мы ещё обязательно поговорим, а пока давайте вспомним первый гол, который вы забили в РПЛ в 2007 году. Это было в матче с «Ростовом» и, что очень важно, это была первая победа в сезоне того чемпионского «Зенита». Тогда отличились два человека, о которых очень много говорили — Тимощук и Зырянов, новая, но зрелая и опытная полузащита. Ещё Аршавин забил гол, и, хотя после этого два пропустили, в итоге выиграли. В тот момент очень много говорилось про сырость команды, про то, что ей нужно сыграться. Действительно ли в начале сезона «Зенит» был совсем другим?

— Да, тяжело было. Понимаете, любому коллективу, в котором происходят большие изменения, нужно время, чтобы сыграться. Безусловно, те футболисты, которые пришли в команду, на своих позициях были одними из лучших, но сыгранности не хватало.

— Мы уже начали вспоминать матч с «Баварией», когда вы выиграли 4:0. Многие тогда писали, что просто не узнают немецкую команду. Почему она оказалась бессильна против «Зенита»? Не ожидала подобного напора?

— «Бавария» не была единственной в той цепочке побед, мы достаточно уверенно прошлись по европейским грандам. Пусть на выезде были и довольно сложные матчи, но что касается домашних игр и поддержки болельщиков, то каждый понимал, что приехать сюда — это как выстоять в Колизее. Конечно, «Бавария» хотела выиграть, особенно если учитывать, что это был последний европейский турнир для Оливера Кана. Когда я потом перешёл в «Баварию», мы с ребятами это обсуждали, и я сказал им, что шансов у них не было. Так было и по счёту, и по игре, за исключением первых 5-10 минут, когда они пытались забить быстрый мяч. У них были хорошие проходы, но мы выстояли и до конца матча уже полностью контролировали игру.

— Можно и другие матчи вспомнить. Есть такое мнение, которое мне не очень нравится, но оно похоже на правду — что большая победа берётся любой ценой. Тот кубок УЕФА для нас таким и был, потому что каждый раз что-нибудь происходило, нам ещё к тому же жутко не везло. Чтобы обыграть «Вильярреал», пришлось лишиться Ломбертса.

— Тогда два удаления было, ещё и тренера удалили! И в финале мы играли без нашего лучшего нападающего.

— А в полуфинале без Аршавина «Баварию» громили. Защитников вечно не хватало, пришлось Роману Широкову экстренно стать защитником. Такое ощущение, что это нас только больше злило, но никак не останавливало.

— Так и было, мы верили в свои силы до конца.

— А потом наступил тот самый миг, который сейчас сравнивают с нынешним «Зенитом». Что скрывать — 2009 год стал переходным после того невероятного счастья. Из команды ушли многие игроки, в частности, вы, Андрей Аршавин, Павел Погребняк. «Зенит» стал меняться и результаты на какое-то время чуть ухудшились. Насколько корректно тот период сравнивать с нынешним «Зенитом», именно в том смысле, что стал меняться кадровый состав?

— Что касается смены поколений, смены состава — это не может проходить безболезненно. Для этого нужно иметь два равноценных состава, что и пытаются делать в европейских клубах. Если лидер уходит, на замену сразу стараются найти игрока. Мы видим, что во многих клубах серьёзные травмы — например, разрыв крестообразных связок или какие-то операции — приводят к тому, что сразу покупается игрок на эту же позицию, чтобы не было проблем на протяжении того периода, пока игрок занимается реабилитацией. В этом году у нас были хорошие трансферы, но мы и потеряли системообразующих игроков, заменить которых не так просто. Мы видим, что есть определённые проблемы, были и в домашних матчах потерянные очки, поэтому сейчас стараемся вернуть прежний баланс. Баланс в игре, баланс взаимоотношений игроков на футбольном поле и, конечно, стремление побеждать.

— Многие футбольные эксперты говорят, что, дескать, тот «Зенит», и шире — тот российский футбол конца нулевых-начала десятых, был грандиозным, с огромным количеством финансовых вливаний и трансферов, а теперь склеиваем чемпионат из того, что есть, из тех, кто может к нам приехать. Настолько ли слабее сейчас чемпионат? Не преувеличение ли, что «Зенит» одной левой может обыграть кого угодно? Нынешний сезон говорит о том, как это спорно.

— Как раз об этом я и хотел сказать. Мы видим, что одной левой никому не удаётся выигрывать. Те команды, которые в предыдущие годы лидировали и, казалось бы, по игре и результату уверенно себя чувствовали, могли получить сюрприз в любом матче. Сейчас мы видим то же самое. Что касается потери очков нашей командой, это не всегда связано с игрой. Если взять матчи с «Динамо» или «Локомотивом», думаю, что мы всё-таки превосходили соперника, играли намного лучше, и потеряли очки из-за невезения. Но фортуну нужно повернуть к себе, доказать это на футбольном поле — самоотдачей, стремлением выиграть, до конца верить в результат и в победу. Конечно, мы стараемся ребят к этому призывать и будем пытаться возвращаться в чемпионскую гонку. Отрыв достаточно серьёзный.

Наблюдая за «Краснодаром», мы видим, что команда, которая лидирует в чемпионате, практически не теряет очки и во многих матчах вырывает победу в концовке. Это говорит о характере и о том, что они почувствовали вкус побед. Перед нами стоят максимальные задачи, в том числе одержать победу в чемпионате и кубке. «Зенит» — команда, которая стоит особняком во всех турнирах, и где бы мы ни принимали участие, будь то благотворительный турнир или турнир на сборах, перед нами ставится задача побеждать.

— Есть ощущение, что нынешний чемпионат всем напоминает, что прогнозы — это замечательно, но не всегда актуально. Многие говорили, что на шестое чемпионство «Зениту» будет сложно пойти и наверняка московские команды окажут серьёзное сопротивление. Однако в первой тройке сейчас «Крылья Советов» и «Краснодар». Кажется, это та встряска, которая была нужна российскому футболу, поверить, что есть не только гранды и не только столичные клубы.

— Думаю, что да. Мы давно говорим о том, что нужна конкуренция и что её отсутствие немного успокаивает игроков, в том числе, и наших, которые считают, что мы спокойно выигрываем и будем так продолжать и дальше. Но без усилий, без самоотдачи, без самопожертвования на футбольном поле это невозможно. На одном мастерстве побеждать в чемпионате ни у кого возможности нет, поэтому нужно двигаться дальше, помогать друг другу, играть сердцем, с полной самоотдачей и необходимым объёмом физической работы.

— Анатолий, вы являетесь самым титулованным зенитовцем в истории и при этом по-прежнему максимально мотивированы. Если не углубляться слишком сильно, я насчитал 21 трофей, как у игрока, плюс 10, как у тренера, плюс свыше 900 матчей на профессиональном уровне. Просто невероятно! И как вам удаётся не терять мотивацию? Вы не раз говорили, что важно следить за здоровьем, избегать излишеств. Я так понимаю, что вы до сих пор их избегаете?

— Конечно. Держу свой игровой вес, даже чуть уменьшил. Если раньше он у меня был 74.5, то сейчас 72.8. Практически на полтора килограмма меньше вешу, после того, как завершил карьеру, и стараюсь этот вес поддерживать. Питание в жизни спортсмена является очень важным моментом, и при подготовке, и во время восстановления. Безусловно, за свою продолжительную карьеру я к этому привык и стараюсь продолжать двигаться в тех же рамках.

— Есть ли секретные ингредиенты? Все называют что-то своё, некоторые долгожители говорили, что кисломолочные продукты продлевают жизнь, кому-то иглоукалывание помогает.

— Для меня это чисто спорт. Стараюсь участвовать в футбольных мероприятиях, играю в футзал. Владислав Радимов позвал меня в команду «Чисто Питер», не мог я ему отказать. Так что, когда удаётся, стараюсь уделить свободное время футболу. После тренировки мы с тренерским штабом выходим в Удельный парк, пробегаем дистанцию, у нас там даже есть свои отметки — километр, два, три. По 5-6 километров пробегаем и спокойно идём дальше работать.

— Классная история! Получается, что, по сути, вы свою карьеру и не закончили. Например, мини-футбол-то есть! Все, кто с вами работал, рассказывают о том, что получили совершенно невероятный опыт. Даже те, кто знает вас лично, изумляются вашей самоотдаче и тому, что такие же требования вы предъявляете и к другим. Если приходит Анатолий, то он, во-первых, заставляет всех максимально отдаваться тренировкам, а во-вторых, не терпит нецензурщины, следит за моральным обликом.

— Стараюсь контролировать свои высказывания, но иногда это бывает невозможно. Если на меня повесить микрофон во время матча по медиа-футболу, но можно что-то нецензурное услышать. Что касается формы, то её нужно поддерживать, в любой момент находиться в хорошем физическом состоянии. Если, конечно, такая задача перед самим собой ставится. Находиться в движении, в тонусе, потому что это самое главное для каждого из нас — получать удовольствие от жизни, от работы, и от взаимоотношений со своим телом, скажем так.

— Даже если это иногда приносит боль, в том числе моральную. Вспоминается случай с командой «Чисто Питер» — был момент, когда в одном матче пришлось бить серию одиннадцатиметровых, к мячу идёт Анатолий, все говорят: «Хорошо, сейчас забьём, но кто дальше бьёт?» И так получилось, что не вышло.

— Конечно, я не должен допускать таких ошибок, как эту, ударил выше ворот. Но можно пошутить, что я поддержал ребят, которые до меня не забили, потому что я бил четвёртым, и четвёртым же не забил. Думаю, что там вратарь нарушил правила, вышел вперёд, но это не оправдание, я должен был реализовывать, конечно. Наверное, был немного расстроен тем, что не поставили стопроцентный одиннадцатиметровый на последних минутах, который мог принеси нам выход в ¼. Но я не опускаю руки, буду работать над реализацией одиннадцатиметровых ударов в том числе.

— В вашей карьере многое было, в том числе и победа в Лиге Чемпионов в немецком финале. Однако до этого был финал Лиги Чемпионов с «Челси», в котором энциклопедия невезения пополнилась несколькими главами, потому что у «Баварии» не шло вообще ничего. Можно ли назвать это одним из самых трудных моментов в вашей карьере?

— Наверное, да. Если вспоминать матч, то, что происходило на поле и насколько колоссальным было преимущество «Баварии», насколько беспомощным был «Челси», всё могло сложится так, что домашний финал на «Альянц Арене» мог оказаться фееричным. Но, к сожалению, мы проиграли и не забили пенальти в дополнительное время, Роббен не забил. В послематчевой серии вели в один мяч, но два последних не забили, Швайнштайгер и Олич. Футболисты «Челси» забили и победили, в сложнейшем для них матче. Тем и прекрасен футбол. Могу вспомнить высказывание Румменигге после этой игры: «Я долго играл в футбол, долго живу в футболе, но матч, который я видел сегодня, наверное, самый трагичный в моей жизни». Наверное, можно его так оценить.

Я начинал тот матч центральным защитником, мне приходилось играть против Дрогба, который не смог забить с игры, но буквально на последних минутах забил с единственного углового, который подавал «Челси». Вспоминая этот эпизод, могу сказать, что скорее всего, мяч вышел от игрока «Челси». Так что, может быть, и не было того углового, но это произошло и мы, к сожалению, проиграли.

«Бавария» после финала всегда устраивает определённые мероприятия для команды, на которых все общаются, разыгрывают призы для сотрудников клуба, поздравляют с днём рождения. Ко мне в гости приехали родители, и мы пошли на это мероприятие. После проигранного финала все были расстроены, но папа мне сказал: «Не переживай, ничего страшного, выиграете в следующем году». Я ему говорю: «Подожди, ну как выиграем? Во-первых, мы проиграли дома, во-вторых, у нас было такое преимущество! Когда ещё будет такой шанс?» На что папа возразил, что это был не первый финал, до этого проиграли «Интеру», но потом ведь снова вышли, так что ещё могут быть шансы. Я заулыбался, но особой веры в такой исход у меня не было. Зато потом вспомнил его слова, когда «Бавария» в следующем году снова дошла до финала. Хотя, если вспомнить внутренний настрой команды, первоочередной задачей для нас было выиграть чемпионат, потому что для Юппа Хайкесса это был последний сезон. Однако не успели мы оглянуться, как уже оказались в плей-офф Лиги Чемпионов, а там и в полуфинале. Так что можно было подумать и о Лиге Чемпионов тоже.

— И тогда удалось наконец-то подвинуть «Боруссию», которая так портила настроение.

— Там был такой момент, который я тоже часто вспоминаю. Мы поехали в Дортмунд играть на выезде, Хайнкесс провёл определённую ротацию состава, чтобы дать отдохнуть тем, кто подустал и дать больше игровой практики тем, то меньше играл. Была поставлена задача не проиграть, любой ценой. Он сказал, что это очень важный психологический момент перед финалом Лиги Чемпионов. Мы вели 1:0, Дортмунд сравнял 1:1, у нас удалили Рафинью, мы играли вдесятером, но выстояли, вырвали эту ничью. После игры тренер сказал: «Спасибо ребятам за то, что они сделали небольшой шаг, чтобы мы могли победить в Лиге Чемпионов». В итоге так и произошло, это был важной психологической поддержкой для нас и неудачным опытом для Дортмунда. Они понимали, что не смогли обыграть нас на родном стадионе, а в Лиге Чемпионов им будет ещё сложнее. А в самом финальном матче у меня случилось небольшое дежавю, потому что мы забили первыми, затем Дортмунд сравнял 1:1. Думаю — ну неужели опять, как в прошлый раз? Но всё-таки на 89-й минуте Арьен Роббен забил, как многие говорят — исправил ошибку, которую совершил в предыдущем финале на «Альянц Арене».

— Да, много воспоминаний… Так получилось, что уже в конце вашей карьеры мы виделись в Берлине на финале «Ювентус» — «Барселона», где вы были почётным гостем, и в какой-то момент я подошёл к вам записать интервью. В это время подскакивают болельщики, итальянские или испанские, со словами: «Слушайте, очень знакомое лицо, человек из «Баварии»! Кто он, напомните?» Я говорю: «Анатолий Тимощук». «Ааа, точно!!!», — парни рванули к вам большой толпой, брать автографы. А вы, как всегда, легко, с улыбкой к этому отнеслись. Получается, бремя славы для вас совсем не бремя? Так было всегда?

— Ах вот откуда ажиотаж! Я-то думал, почему это вдруг меня люди обступили на том финале, а это вы их подослали. Если без шуток, то в начале карьеры это воспринималось по-другому, но потом опыт и то, как строят свои отношения с болельщиками клубы, в которых я играл, внесли свои коррективы. В лучшую сторону. Я стараюсь уделить время любому болельщику, подписать что-то и поблагодарить за то, что он частичку своего времени уделяет тому, чтобы поддерживать команду. Если взять Санкт-Петербург, наш стадион, вираж, то наша поддержка самая сильная, самая крутая, самая эмоциональная. Когда я сюда приехал, то был удивлён, насколько болельщики хорошо разбираются в футболе, тонко чувствуют определённые моменты, связанные с командой. Это очень круто.

— В очередной раз вспоминаю ваши слова: «Зенит — мой дом». Наверное, потому, что вам здесь комфортно.

— Так и есть.

— И нам с вами максимально комфортно, Анатолий. Эти 16 лет мы действительно прожили вместе с вами. Даже когда вы уезжали, никто вас не забывал, всегда вспоминали. Спасибо огромное, что находите для нас время, потому что общение с болельщиками — вот оно, в том числе и здесь, на «Радио «Зенит».

— Всегда рад. Поздравляю вас с Днём рождения, для меня это тоже очень приятный и трогательный момент, потому что я был первым гостем и классно, что вы развиваетесь, растёте. Те условия, в которых мы работали тогда и сейчас — это небо и земля. Я вас поздравляю, желаю вам долгих лет классной, плодотворной работы. Думаю, что многие радиослушатели поддержат мои слова.

« Предыдущая новость Следующая новость »