Сейчас в эфире:
Сейчас в эфире
Сейчас в эфире
играет...
Плейлист
  • Garbage Only Happy When It Rains
  • МУЛЬТФИЛЬМЫ_ День Рождения
  • Nickelback Rockstar
  • Rush Limelight
  • Limp Bizkit with John Rzeznik Wish You Were Here
  • Madness One Step Beyond...
Полный плейлист

Ярослав Люзенков: «Современный хоккеист должен быть честным, открытым и немного хитрым»

1. Без подписи

Главный тренер ХК «Динамо Санкт-Петербург» о специфике работы с молодыми игроками, важности перемен, целях на сезон и любви к сельскому хозяйству.

— Ярослав Игоревич, вы к нам прямо с тренировки. Как она прошла, в условиях непростого старта для петербургской команды? Сначала две победы подряд, затем два поражения, домашняя серия завершена неоднозначным результатом.

— Игры были непростые, с хорошими соперниками. Возможно, у ребят случился некий эмоциональный выплеск после двух побед, над «Звездой» и «Югрой», и в двух следующих играх, с «Рубином» и «АКМ» из Тулы, не всё получилось. Это хорошие, сильные, сбалансированные команды. Но ничего, будем дальше работать. Эмоциональный фон в команде нормальный, сейчас готовимся к выезду.

— Насчёт эмоционального фона любопытно, всё-таки в последних двух матчах семь шайб пропустили и ни одной не забросили. Насколько серьёзным был разбор этих матчей, летали ли по раздевалке планшеты? Или вы не сторонник таких мер?

— Я не скажу вам, что у нас происходит в раздевалке, это наши внутренние секреты. Бывает всякое, но мы с ребятами пытаемся выстроить взаимоотношения, при которых могли бы говорить всё честно друг другу в глаза, так что и на повышенных тонах разговоры бывают. Конечно, разбираем, смотрим, обсуждаем. Ребята точно также недовольны тем, что и пропустили много, и не забили вообще ничего. Все всё прекрасно понимают, все целеустремлённо работают.

— Для «Динамо» вы новый тренер. В каком состоянии приняли команду, что увидели, какие выводы сделали? Насколько я понимаю, команда достаточно сильно поменялась по сравнению с прошлым сезоном.

— Команда сильно поменялась, она и до сих пор меняется, скажем так, в сторону привлечения молодёжи. У них глаза горят. Я всегда говорил, что если молодой парень переигрывает взрослого игрока, стоит дать дорогу ему. Хотя мы в паспорт не заглядываем, в нашей команде играют те, кто готов биться друг за друга.

— А как вы относитесь к возрастному лимиту в ВХЛ? Многие ратуют за то, чтобы его отменили или изменили.

— Нужно со всеми обсуждать, к какому-то общему мнению прийти. Наверное, я бы его убрал. Всё-таки для ребят, которым по 30 лет, лимит в пять возрастных игроков создаёт сложности. Они подвисают в неопределённом состоянии — играть им, не играть? Парни всю жизнь отдали спорту, а что им дальше делать, непонятно. Сложный вопрос, надо к нему серьёзно подойти и всем вместе обсудить.

— Сколько нужно времени для того, чтобы построить команду в современных реалиях? Зачастую тренеров увольняют после нескольких поражений. Получается, что ваша профессия — не про долгосрочное планирование.

— Просто к этому нужно быть готовым. Подписывая контракт, ты подписываешь и своё увольнение. Раньше команду строили по три года, но сейчас таких сроков никто не даст. Очень важно, насколько тебе доверяет руководство, как долго оно готово ждать и какие цели ставит. Если мы понимаем, что у нас общее направление, то работать проще. Но, в целом, ещё раз повторюсь: как только тренер подписал контракт, тут же над ним повис дамоклов меч.

— Что называется, входит в стоимость билета. Вы сказали о целях и задачах — какие были поставлены руководством перед вами в этом сезоне?

— В первую очередь, попадание в плей-офф. В дальнейшем всё будет зависеть от того, как мы будем прогрессировать, всё-таки одно из направлений — это воспитание молодёжи. Мы сейчас вводим ребят, Даня Давыдов, молодой парень, играет практически вторым центром, ещё двоих будем забирать, посмотрим, как они себя проявят. Так что будем растить хорошую молодёжь, чтобы она дальше прогрессировала.

— И радовать болельщиков, в том числе.

— Это однозначно. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить болельщиков, очень хорошая атмосфера на матчах. Если ещё больше будет приходить, будет здорово. Когда полный стадион, такая атмосфера создаётся, что у ребят ноги сами бегут.

— «Нам нужно найти с ребятами общий язык и зарядить их одной идеей», — такими были ваши слова после назначения. Насколько сейчас можно сказать, что у вас получается это сделать?

— Процесс не совсем лёгкий, но мы к этому идём, и ребята понимают, что и как мы хотим делать. У всех в голове одна цель: все хотят играть и выигрывать. Независимо от того, насколько молодая или нет у нас команда. Может выйти много молодых ребят, и всё равно мы будем нацелены на победу. Да, мы проиграли две игры, но цель осталась той же: побеждать в каждом моменте. Таким образом и происходит рост.

— Ваши тренерские методы, ваш посыл сразу же все поняли или приходилось кому-то что-то более длительно объяснять?

— Да нет, я бы не сказал. Какие-то технические моменты — да, долго доходили, а что касается посыла, все всё правильно поняли.

— Впереди первый выезд сезона, длительный увлекательный маршрут: Омск, Барнаул, Новокузнецк, Воскресенск, Рязань. Уже знаете, чем займётесь во время перелётов-переездов?

— У нас через день будут игры в Омске, Барнауле и Новокузнецке, потом мы ненадолго возвращаемся, и потом уже Воскресенск и Рязань. Между играми — восстановление, тренировка, подготовка к матчу, особо нет времени разгуляться. А в пути хотелось бы и книжку почитать, но постоянно смотришь игры в компьютере, то свои, то соперников. Хотя, конечно, хочется немножко отвлечься.

— Вы приверженец того, что нужно отдыхать от хоккея, переключаться, когда его бывает слишком много?

— Наступает такой момент, что в голове образуется каша от бесконечных видеонарезок и прочего, и тогда надо чётко дать себе понять, что надо переключиться, освежить голову, иначе будет хуже.

— Чего ждёте от этой серии?

— Жду, что привезём как можно больше очков, потому что сейчас начало чемпионата, очень плотная таблица, все друг друга могут обыграть. Думаю, что турнир будет интересный и нужно готовиться к каждому матчу. Мы понимаем, что в Омске неплохая команда, есть интересные ребята, особенно в нападении, а в Барнауле практически полный стадион ходит. Ждём тяжёлых игр, но в нашей команде практически не осталось равнодушных, и их не будет, поверьте мне.

— Звучит, как угроза.

— Может быть, кто-то из ребят нас сейчас слышит. Но они и сами всё это прекрасно понимают. Мы готовы сражаться в каждом матче.

— Для вас это первый сезон работы в ВХЛ и вообще первый опыт работы во взрослой команде. Как ощущения в целом? Ваш тренерский подход как-то изменился с переходом на новый уровень?

— Действительно, это первый опыт для меня работы со взрослыми. Изменился подход не в тренировочном процессе, а в общении, потому что всё-таки это уже взрослые люди, у многих семьи у кого-то и дети есть. Нужно понимать, что перед тобой уже не мальчишка, а человек, который несёт ответственность за себя и семью. Так что в плане психологии общения подход поменялся.

— Насколько близко к мастерству тренера подходит психологическая составляющая? Порой команды специально психолога нанимают, но многим тренерам это не нравится.

— Не знаю, какие требования должны быть у психолога, но тренеру действительно приходится это совмещать. Честный и открытый разговор позволяет наладить нормальное общение. Бывает, что тренер неправ, нужно поговорить, найти точки соприкосновения. Мы тоже люди и тоже ошибаемся, и когда ребята видят, что идёт честный, открытый диалог, им проще донести до нас какие-то вещи, открыться.

— Многие называют ВХЛ специфической лигой. Вы уже успели что-то такое на себе ощутить?

— Есть в ней что-то специфическое, да. Первое наблюдение: все команды очень разные. Во-первых, в зависимости от бюджета. Во-вторых, от того, есть или нет возможность взять игроков, молодая команда или взрослая.

— На первом собрании в «Динамо» вы сказали: «Ребята, будет серьёзная конкуренция, но мы постараемся сделать её максимально честной и открытой, для того чтобы потом не возникало разговоров за спиной». Честность и открытость — ваши главные тренерские принципы?

— Да, это одно из моих главных требований, как к личности и как к спортсмену.

— Не слышите шушуканий за спиной, всё работает?

— Стараюсь не обращать на это внимания, но пока никаких шушуканий не слышал.

— Нынешний главный тренер магнитогорского «Металлурга», прекрасно всем известный Андрей Разин рассказывал в своё время, что после завершения игровой карьеры работал и агентом, и корреспондентом, строил дома. водил машины, и только потом пошёл тренировать. Вы в одном из интервью говорили, что тоже начали свою тренерскую карьеру не сразу. Чем приходилось заниматься, если не секрет?

— Да нет, не секрет. Сначала пришёл к товарищу в агентство недвижимости, но это вообще не моё. Не хочу никого оскорбить в этой сфере, но там надо хитрить, а я человек прямой и не мог какой-то объект разрекламировать. А дальше потихоньку-потихоньку, появилась возможность начать работать в детской школе, и я сразу перешёл.

— Можете назвать своих главных учителей, чьими конспектами пользуетесь в первую очередь?

— Сложно сразу сказать. Опираешься на опыт тех, с кем работал. Это и Игорь Ефимович Дмитриев в «Крыльях Советов», и Юрий Михайлович Румянцев в «Витязе», и с Цыгуровым удалось поработать немножко. Но ещё когда работал в детской школе, наблюдал за тем, как устроен тренировочный процесс в командах КХЛ, за нашими российскими тренерами наблюдал — Квартальновым, Никитиным, за Скабелкой, когда он в «Сибири» работал. Так что их тоже можно назвать учителями, поскольку я на их опыт опирался, смотрел, как они работают с ребятами.

— А вы из тех хоккеистов, которые ещё во время карьеры вели конспекты, готовились к тренерской деятельности, или нет?

— Нет. Честно могу сказать: конспектов не вёл.

— Правда, что на тренировках вы не только руководите процессом, но ещё и можете поиграть с командой в хоккей?

— Пока не получалось, а в молодёжной лиге практически постоянно такое было, если кто-то мало отыграл или после травмы выходил, мы оставляли время и играли вместе с ними.

— Получается, что история о том, что каждый тренер должен убить в себе игрока, для вас ещё не закончена?

— Ни в коем случае. Я уже давно, как говорится, повесил коньки на гвоздь. Это просто так, подурачиться с ними, немножко жирок с себя стрясти.

— Насколько это нужно вообще? Приходилось разные мнения на тот счёт слышать. Владислав Николаевич Радимов, в прошлом капитан «Зенита» и тренер второй команды нашего клуба, говорил, что ничего не нужно в себе убивать. В плане азарта, желания победить ты и на тренерском месте должен быть таким же, каким был во время игры на площадке.

— Наверное, соглашусь с этим. Когда начинаешь играть с ребятами, просыпается чувство, что ты проигрывать-то не любишь, начинаешь бегать за ними, где-то и правила нарушать. Понятно, что судья-то на нашей стороне, нам можно, а они начинают нервничать.

— «Я приверженец того, что без хорошей базовой подготовки на земле, которую мы закладываем летом, в сезоне будет тяжело», — ещё одна ваша цитата. Получается, вы не поддерживаете методы Игоря Ларионова, который призывает отменить баллоны и кроссы в межсезонье.

— Меняться надо. Сомневаюсь, что у них меньшая нагрузка. А меняться надо, и мы тоже меняемся, уходим от длинных забегов, в этом сезоне у нас их было намного меньше, а работы на велосипедах — больше. То есть, та же самая направленность, но немножко видоизменили деятельность. Сейчас с нами работает Дмитрий Попов, тренер по физподготовке. Не думаю, что Нижний Новгород совсем без тренажёрного зала, они бы так не побежали.

— Особенно учитывая, как в этом сезоне «Торпедо» стартовало. Игру, которую вы ставили в молодёжной команде московского «Динамо», вы характеризовали, как атакующе-созидательную. Какой хоккей прививаете в Петербурге?

— Я скажу, что хочу такую же, а выскажете, что «вы ноль забили за две игры». Но мы хотим такую же, хотим, чтобы ребята больше играли в атаке, забивали голы. К сожалению, пока они идут со скрипом. Надеюсь, всё же руки у них развяжутся, груз с плеч уйдёт. Ребята-то могут играть, на тренировках порой такие вещи вытворяют! Может быть, в психологическом плане нужно их немножко отпустить либо направить. Так или иначе мы будем приверженцами того, что люди приходят на хоккей посмотреть именно на красивые комбинации и забитые голы.

— То есть, в споре романтического хоккея того же Ларионова и прагматичности Леонида Тамбиева, вам ближе подход Игоря Николаевича?

— Да, на 100%.

— Возвращаясь к вашей работе в московском «Динамо»: болельщиков Петербурга волнует, захватили ли вы из столицы чемпионские методички.

— Конечно, мы хотим повторить успехи и здесь, но надо понимать, что сложно сразу всё создать. Нам потребуется какое-то время, чтобы ребята стали действовать так, как мы это видим.

— «Нужно только выучиться ждать», — как пелось в известной песне. Можно ли назвать ту победу в Кубке Харламова самой большой в вашей тренерской карьере.

— Наверное, да, но я бы уже хотел перелистнуть эту страницу, не почивать на лаврах, а двигаться дальше. Мы и ребятам говорим: «У кого-то прошлый сезон был хорошим, у кого-то плохим. Всё, забудьте, надо начинать заново».

— Мы обязательно перейдём к будущему, но ещё один момент из ваших достижений не можем не упомянуть. В декабре минувшего года, будучи главным тренером молодёжной команды «Локо», вы стали самым побеждающим тренером в истории МХЛ. Хоккеисты обычно говорят, что не следят за личной статистикой (впрочем, наверное, лукавят). Считаете ли вы свои победы, матчи, голы, очки, секунды?

— А вот здесь я даже лукавить не буду: я не знал, честно. Когда мне сказали, я был удивлён. Разумеется, приятно удивлён, не ожидал этого.

— Рекордную победу вы одержали как раз в матче против петербургского «Динамо». Любопытный вираж судьбы.

— Точно! Так и было, да.

— Возвращаясь к персоне Владислава Радимова и к разговору про искусство психолога в работе тренера: в своё время он также рассказывал, что когда работал с молодыми игроками, порой к нему приходили не только на футбольный разговор. Можно сказать, он даже провоцировал их на то, чтобы приходили с любыми вопросами. Были даже истории, что ребята чуть ли не советовались, какую девушку выбрать. У вас подобные истории были?

— Таких историй не было, но я вам так скажу: когда наблюдаешь, что у парня что-то не получается, начинаешь с ним разговаривать, вытаскивать какие-то моменты, и понимаешь, что проблема-то не в хоккее, проблема в том, что у него голова где-то в другом месте. Начинаешь с ним эту проблему проговаривать, хотя бы высказаться даёшь, и пусть не на следующий день, но проблема исчезает, он начинает дальше нормально работать. Просто нужно увидеть момент, когда вытащить парня на разговор.

— Вы родились в Новосибирске, 8 лет проработали в этом городе. Насколько вас устраивает петербургская погода?

— Признаюсь честно, я восхищён Петербургом, всегда приезжал сюда, как в музей под открытым небом. К счастью, погода всегда радовала, и этим летом было очень много солнца. Ну а что дождик? Полил да и полил, хорошо. Улицы чище будут.

—Мы поговорили про ваши достижения, давайте немножко не про самые удачные моменты карьеры. Вы входили в тренерский штаб сборной России на юношеском чемпионате мира в 2015 году, тогда наша команда завершила выступление в четвертьфинале. После в интервью вы говорили, что многое вынесли из того поражения, в частности, поняли, что нужно по-другому готовиться. Что конкретно вы имели в виду и каким образом сейчас применяете эти знания?

— Да, печальное было поражение. Мы очень здорово сыграли на предварительном этапе, обыграли всех, в том числе и фаворитов-американцев. В той команде было много ребят, которые впоследствии стали звёздами: Сергачёв, Самсонов, Капризов, Гурьянов, Воробьёв, который сейчас в СКА играет центральным нападающим. Были моменты, мелочи, тонкости, которые в итоге повлияли на ситуацию. Играли в одном дворце — он оказался холодным, переехали в другой, большой и тёплый, что сразу повлияло, надо было корректировку внести. Плюс длинные переезды. Надо было всё взвесить, подумать, насколько часто ездить, стоила ли тренировка того или можно было просто на раскатку приехать. Мелочей в хоккее не бывает вообще. Плюс после удачных матчей всё-таки чувствовался небольшой недонастрой в команде. Несмотря на то, что мы это предполагали и говорили ребятам, что там есть классные парни и тем более при своих болельщиках они понесутся, к сожалению, не смогли эту мысль донести. Честно могу сказать, что это было очень болезненно.

— А как вообще разглядеть талант в хоккеисте? Понимаю, что вопрос глобальный, но мы видим перед глазами огромное количество диаметрально противоположных примеров, когда хоккеист в юном возрасте не выделяется, а потом выстреливает в какой-то момент, или наоборот, зажигает по юношам и молодёжи, а при переходе во взрослый хоккей теряется.

— Это самая больная тема. Сложно разглядеть. Когда парень во всех возрастах хорошо играет и постоянно на виду, это один момент. Другой момент — разглядеть его, когда он ещё не созрел, не окреп, дать ему шанс и подождать. Такие примеры тоже были. Я не смогу ответить на этот вопрос на 100% точно, наверное, нужно просто ждать всё-таки.

— «Я ребятам своим всегда говорю: вы должны использовать смекалку, обмануть соперника», — ещё одна ваша цитата. Как вы этому учите? Это нарабатывается или от природы дано? Либо это есть в хоккеисте, либо он совершенно открытый и никого обмануть не может?

— Приводим ребятам примеры. Они же у нас сейчас все в планшетах и телефонах, а раньше-то мы на улице бегали да по гаражам. Многие настольные игры ушли, те же карты, в которых ты же пытаешься обмануть, как ни крути. Вот и здесь также — схитри, блефуй. Об этом и говорим, чтобы вызвать эмоции, улыбку, чтобы он не был закрепощённым. Это больше касается нападения, но и в защите нужна хитрость, смекалка, где-то обмануть и отдать хорошую передачу. Мы этим и славились раньше, наш советский хоккей — тем, что были неординарными игроками. Конечно, сейчас хоккей меняется, становится более системным, вертикальным, но при этом надо давать искринку. Пример же есть — «Торпедо» (Нижний Новгород).

— (вопрос от слушателя) «Являюсь болельщицей «Динамо» более четырёх сезонов. Конечно, есть и лидеры, например, №51, Антон Косолапов. Хотелось бы услышать из уст тренера пару слов об этом хоккеисте. Я считаю, что можно бы его поставить и в первое игровое звено. А каково ваше мнение, как тренера?»

— Надежда, если вы следили за играми, то Антон у нас постоянно выходит в большинстве в первом же ударном звене, а первая тройка либо четвёртая — для меня не имеет никакого значения. Мы делаем так, чтобы сопернику было сложно угадать, поэтому иногда четвёртое звено имеет больше игрового времени, чем первое. Да, Антон Косолапов неплохой игрок, и как парень неплохой. Он может забивать больше, думаю, здесь как раз тот случай, когда надо потерпеть, подождать и он ещё больше раскроется.

— Есть мнение, что воздействовать на современных игроков нужно немножко по-особенному. В частности, на молодёжь — дескать, сейчас такое поколение, на которое нельзя кричать, это не работает, игрок просто закроется и вообще ничего делать не будет. Ваши наблюдения эту мысль подтверждают?

— Скорее, да, это поколение, которое требует к себе особого подхода, они закрываются чаще. С ними нужно на их же языке общаться, может быть даже с планшетом или телефоном подойти.

— А вы старались говорить на их языке, понимать последние тренды в музыке, в чём-то ещё, чтобы быть ближе к команде? И когда в молодёжном хоккее работали и сейчас, ведь в команде есть молодые игроки.

— Мы постоянно общаемся на разные темы. Иногда даже, когда с тренерским штабом рядышком разговариваем, они над нашими шутками больше смеются, чем над своими. Им становится интересно, они подсаживаются, начинают уши греть, как говорится. Мы всегда стараемся быть с ними открытыми, и их послушать, и самим пошутить.

— В плане музыки ни разу не было такого, что вы заходите в раздевалку, а там что-то такое играет, что вы вообще не понимаете, так и хочется сказать: «Ребята, давайте уже что-то нормальное включим»?

— Знаете, у них разный репертуар, иногда даже и шансон включают. Было пару раз в моей практике, когда включали такие мелодии, которые совсем уж никуда не годятся, с русским матом на всю раздевалку. Говорил: «Ребята, ну давайте хотя бы в наушниках эту музыку слушайте, если вам она так нравится». А так мы и сами любую музыку слушаем.

— Хотелось бы спросить о получении удовольствия от хоккея, в том числе и в детском, юношеском возрасте. Есть мнение, подтверждённое очень многими сведущими людьми, что до определённого возраста хоккей должен быть только в удовольствие, а у нас детей часто убеждают в том, что это работа, труд и без больших усилий ничего не получится. Вы как считаете?

— Вопрос глобальный, можно уйти глубоко в рассуждениях. Действительно, у нас в детском спорте существует сильная зацикленность на результате и в этом плане дети закомплексованы, зажаты, а они реально должны получать удовольствие. Это же их любимое дело, они должны бежать на тренировку, нестись туда, а зачастую их родители тащат, не спрашивая, хочет ребёнок или нет, а потом ещё и результат с него требуют. Учитывая, сколько в школе задают, какая нагрузка, ребёнок психологически выматывается и к нам приходит уже выжатым, как лимон.

— Мне кажется, это исторически так сложилось, к сожалению. Есть что-то такое в нашей русской ДНК, взять хотя бы всем известные пословицы: «Терпение и труд всё перетрут», «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда». Это всё, безусловно, так, но, с другой стороны, когда занимаешься любимым делом, в первую очередь это и должно быть в голове, а не то, что «сейчас вот ты потрудишься, а потом что-то получишь за это».

— Мир меняется и нужно их немножко обхитрить, что ли, чтобы слово труд они воспринимали нормально, чтобы это стало привычкой.

— Насколько следите за КХЛ, подмечаете ли что-то у своих коллег-тренеров в плане подготовки, тактики, стратегии?

— Сейчас хоккей можно смотреть на любом устройстве, поэтому, естественно, следим, подмечаем нюансы, думаем, как их можно к нам применить. Каждая удачная игра любого соперника дает что-то, что можно применить в своей команде.

— Вратаря в овертайме не собираетесь снимать?

— Хотели. В прошлом году в молодёжке один раз сняли, 6 секунд — и тут же получили, немножко поторопился защитник. На турнире тоже хотели, но немножко не получилось, не успели. Надо подумать над этим, может быть и попробуем.

— С таким человеком, как вы, хочется поговорить о том, как хоккей будет развиваться в целом. Например, мы смотрим НХЛ, видим таких ребят, как Коннор Макдэвид, который играет просто на невероятной скорости, и понимаем, что хоккей становится крайне быстрым. На ваш взгляд, такие игроки — уникумы, или скоро, через несколько десятков лет, уже все на такой скорости будут играть?

— Не все, но к этому будут стремиться. Хоккей стал очень скоростной, очень быстрый, молниеносный и атлетичный. Все ребята становятся профессионалами, знают, над чем работать летом, готовят себя круглый год. Думаю, что через некоторое время хоккей будет ещё быстрее.

— В завершении вопрос, не связанный с хоккеем. Правда, что вы заядлый дачник и в отпуске много времени проводите на огороде?

— Уже не заядлый. У родителей была дача и в своё время приходилось постоянно им помогать, и с парниками, и с картошкой, и со всем остальным возиться, без этого никуда.

— Самый большой ваш урожай?

— Когда ещё папа был жив, мы с огорода, по-моему, мешков 30 картошки собрали. Половину раздавали потом, ну куда столько? Огурцов два парника, тоже по соседям раздавали. Но зато папа был доволен: «Вон сколько собрали! Давай всех угостим».

« Предыдущая новость Следующая новость »