Сейчас в эфире:
Сейчас в эфире
Сейчас в эфире
играет...
Плейлист
  • 22:41
    Motley Crue Without You
  • 22:37
    3 Doors Down Kryptonite
  • 22:32
    Krokus Wild Thing
  • 22:28
    Калинов Мост Всё Путём
  • 22:24
    Dio Holy Diver
  • 22:20
    Goo Goo Dolls Iris
Полный плейлист

Дмитрий Васильев: «Сейчас тяжело обыграть больного, чтобы стать олимпийским чемпионом нужно самому стать больным»

В эфир «Спортивной столицы» заглянул Дмитрий Васильев - легенда биатлона, двукратный олимпийский чемпион. В беседе с Игорем Евдокимовым и Эдуардом Дворкиным он рассказал слушателям, как партия «накачивала» спортсменов перед Олимпиадой, зачем строгал деревянную часть винтовки ночью перед стартом, а также развивается ли биатлон в Петербурге?


Олимпиада-84 в Сараево

Традиционно перед Олимпиадой была «накачка» по линии партии. На Красной площади всей командой давали клятву, которую все забыли через 15 минут. На самой Олимпиаде нас постоянно кто-то третировал. С умными словами: «Вы должны. За вас болеют люди. Вы должны показать». Почему мы должны кому-то что-то показать? Я тогда не очень понимал. Мне было 21, молодой парень. Для меня попадание на олимпийские игры – уже большая удача. Не представлял себе, что могу там оказаться. Представьте, в олимпийской деревне ешь с людьми, которых видел по телевизору или на обложках газет. Конечно, эмоции – будь здоров!

Обстановка интересная, впервые на Олимпиаде, везде висят олимпийские кольца. А самая курьезная ситуация, которая в последствие оказалась драматической – несвоевременное уточнение параметров нашего оружия. До олимпийских игр мы полгода бегали и не знали, что параметры оружия изменены. Хорошо, что у нас был друг Вилли Бок – тренер команды ГДР. Он единственный, кто хорошо относился к советским спортсменам. Он говорит: «Ребята, я, конечно, не знаю точно, но, мне кажется, что у вас параметры оружия не соответствуют правилам». Мы подгоняли винтовки каждый под себя: пальцы, цевье – целый процесс. Нам на следующий день бежать, а он говорит: «Поверьте. По-моему, у вас что-то не так». Конечно, мы посмеялись, но думаю: «Пойдем на всякий случай пройдем материальный контроль». Приходим, а нам заявляют: «Ребята, поздравляем. Завтра ни один из вас не будет допущен до гонки!». Нормально? Олимпийские игры! Мы готовились всю жизнь, а тут нам такое объявляют! Весь вечер мы пилили, строгали деревянную часть оружия. По понятным причинам, винтовки стали ужасно неудобные, а утром бежать главную гонку в жизни! Конечно, ожидать хорошего результата не приходилось. Ещё погодные условия – стопроцентная лотерея: порывистый ветер, снег. В общем, ужасные погодные условия, плюс курьез с оружием. Первая моя олимпийская гонка сложилась крайне неудачно. Вспоминаю её, как самую плохую гонку в жизни.

Фото - личный архим Дмитрий Васильева 

Сначала у нас не получалось выиграть ни одной медали на той Олимпиаде. А ведь от биатлонистов всегда ждут подиумов, поэтому перед эстафетой партийное руководство приехало учить нас жизни – стали рассказывать, как бежать оставшуюся эстафетную гонку. Все были на нервах и понимали, что отсутствие медалей для нас – это ненормально. Марат Владимирович Грамов, председатель госкомспорта, решил нас простимулировать и сказал: «Ребят, вы все офицеры. По первому требованию Родины, вы должны отдать свой долг. У нас сейчас очень серьёзная нехватка снайперов в Афганистане. Поэтому, мне кажется, вы там пригодитесь». Ни тогда, ни сейчас, никто не понимал, шутка это или нет. Но нам тогда было не смешно. В Афганистан совсем не хотелось. Потом он спросил у Виктора Фёдоровича Маматова, тренера нашего: «Как завтра побежите?». Он смутился, перенервничал, поэтому сказал: «А вот как завтра Дмитрий Васильев первый этап пройдёт, так и закончим». Ту ночь я не спал, потому что думал, что это мой последний день жизни. Уже думал, какие вещи в Афганистан брать. Но не знаю, это нам помогло, или всё же наши навыки сыграли свою роль. Установил рекорд даже своеобразный – за свой первый этап выиграл у преследователей больше минуты. Сама эстафета была драматичной. Альгимантас Шална на третьем этапе пошёл на два дополнительных круга, но за счёт своих быстрых ног сумел отыграть немного. В итоге Сергей Булыгин проигрывал Франку Ульриху 20 секунд, но он сумел его перегнать и принести нашей стране золото. 

Как обстоят дела с биатлоном в Петербурге?

Сейчас в Петербурге создана база для того, чтобы штамповать спортсменов. В четырех школах города открыты отделения биатлона. Кроме того, есть училище олимпийского резерва по биатлону, школа высшего спортивного мастерства, то есть для занятия биатлоном мест много. Это важное условие для того, чтобы просеять то самое сито и найти самородки, которые ищутся по всей стране и по всему миру. Из петербургских воспитанников в основном составе сборной команды страны сейчас находится Василий Томшин и Алексей Слепов. Другое дело, что один заболел коронавирусом, а другого обвинили якобы в несдаче допинг-теста. Алексея Слепова отстояли, но международная федерация биатлона подала апелляцию, они хотят его все-таки дисквалифицировать. Он в легкой паузе, но он сам виноват, что вовремя не нажал кнопку о месте своего нахождения. На подходе у нас ещё несколько спортсменов. У нас неплохие юниоры, но это же ни конвейер, который все время шлёпает чемпионов. Их надо вырастить.

Фото - личный архим Дмитрий Васильева 

Другое дело, что сейчас тренеры ударились в новые методики и не хотят признаться, что ошиблись. Их работа не даёт результата,  который востребован на сегодняшний день. Чтобы не говорили о так называемых больных норвежцах, Йоханнес Бё всё равно пашет больше всех. Сколько он тренируется, ни одному нашему биатлонисту даже не снилось. Кстати, он один из немногих не уличён в применении астматических препаратов. Конечно, он пашет - будь здоров. Остальные у них все супербольные - чемпионы мира и олимпийских игр. Как известно, сейчас тяжело обыграть больного, чтобы стать олимпийским чемпионом нужно самому стать больным. Тем не менее, у нас есть хорошие, достойные ребята. Самое главное – для них создана база. Они могут тренироваться. Другое дело, что на базе университета физкультуры Лесгафта, к сожалению, других мест нет, там хорошие условия тренировок, но оплатить требования - мало кому под силу. В этом смысле ВУЗу надо менять политику. Мы стараемся создавать альтернативные условия. Сейчас ведется работа над проектной документацией. В районе Зеленогорска построят такой же комплекс, как в Кавголово. Городские власти обещали финансово поддержать проект. 

Что касается лыжно-биатлонной трассы в Муринском парке, если бы я знал, через что мне придётся пройти, то несколько раз подумал, стоит или нет этим заниматься. Действительно, я приобрел колоссальный опыт. Могу читать лекции в части строительства и проектной документации. Сначала появилась идея благоустроить Муринский парк для гуляющих жителей, но мы расширили идею. Я предложил построить в парке роллерную трассу, а в последствие закрытое стрельбище, которое бы не мешало и обеспечивало безопасность. Первую половину парка мы построили: протяженность трассы составляет три километра. Вторая часть запланирована. На неё выделили деньги в полном объеме, но из-за пандемии коронавируса пришлось вернуть средства в городской бюджет на обеспечение социальных выплат. Но правительство города не отказалось от завершения строительства.  Деньги выделят, как только стабилизируется ситуация с коронавирусом. Будет построено ещё четыре километра, общая протяженность трассы станет семь километров. Появится ещё закрытое стрельбище – уникальный объект. В мегаполисе ничего подобного в мире нет. Но мы не стремимся всех удивить. Объект будет полезен и спортсменам, и горожанам. Они смогут в черте города, приехать на метро и покататься вечером на лыжах. Трасса будет освещенной. Мы поставим систему оснежения. Трасса будет работать и летом, и зимой во благо людям, только нужно немного подождать.

 

« Предыдущая новость Следующая новость »

Другие новости: