Сейчас в эфире:
Сейчас в эфире
Сейчас в эфире
играет...
Плейлист
  • 22:24
    Dio Holy Diver
  • 22:20
    Goo Goo Dolls Iris
  • 22:16
    Алиса 20.12
  • 22:12
    LITTLE ANGELS The First Cut Is The Deepest
  • 22:09
    L.A. Guns I Love Rock N' Roll
  • 22:04
    SMITH & MYERS Bad At Love
Полный плейлист

«Для такого большого города, как Петербург, спортивных школ недостаточно» - Юрий Нестеров

Гостем «Спортивной столицы» на этой неделе стал Юрий Нестеров - олимпийский чемпион 1988 года по гандболу и директор СШОР Кировского района.

Про атмосферу Олимпийских игр

Обстановка олимпийских игр в памяти остается навсегда. Любой спортсмен испытывает некий стресс. Почему сборные хорошо выезжают на соревнования? Потому что спортсменов подготавливают так, чтобы они могли пережить это напряжение. Когда перед финалом говорят, что за вас будут болеть 150 млн человек, смотреть вашу игру в прямом эфире, неподготовленный спортсмен может не показать все, что умеет. Он сразу видит негатив: «Что же будет, если я не так сыграю?». Как правило, тренер всегда должен настроить команду. Считаю, что психология очень важна в спорте. Только психологически сильный спортсмен может добиться высокого результата. И не только в гандболе. В этом плане спортсменам помогает психологически сильный тренер.

О финале Олимпиады 1988

С Южной Кореей мы думали, что будет «шапкозакидательство». В рамках гандбола Южная Корея была командой, которой не стоило бояться. Мы боялись Югославию и Германию. Эти были реальные претенденты на золото. А в финале с Южной Кореей мы понимали, что мы сильнее по всем показателям. И нас тренеры останавливали, потому что видели, как мы стали расслабляться - ходили, улыбались, радовались жизни. Вот нам и сказали: «Че вы ходите, когда будто вы уже чемпионы? У вас через два дня финал!». Вот это психология тренера.

Про звездную сборную СССР

Играть с теми игроками - одно удовольствие. Мы вместе прошли много сборов, много пропотели. В команде я был молодой - остальные ветераны, которые в лиге тянули свои клубы. Каждый игрок был лидером в своей команде. В сборной была грамотная дедовщина. Новицкий был самым главным ветераном, капитаном команды и помощником тренера, который в раздевалке скажет: «Так, ребятки, здесь надо собраться. Мы все команда. Я с вами». Мы были уверены в себе. Помогла подготовка - перед Олимпиадой мы проиграли две игры подряд. Это было сделано почти специально. Я думал еще, зачем нам ставят две игры, когда мы совсем уставшие. Вот мы и встрепенулись. Поняли, что мы не такая уж и супер команда. Нас ведь даже называли «командой 20 века». И спасибо тренерам, которые оградили нас от этого. Проиграли два раза Венгрии - у всех мысли о непобедимости исчезли.

Каково стать олимпийским чемпионом в 22 года?

Я не совсем верил. После Олимпиады мы собрались на сборы и нам сказали: «А вы помните, что вы тут выиграли? Вот теперь забудьте, это прошлое. Вам надо думать о Чемпионате Мире». Это всегда тормозит. Радость и триумф происходит вне площадки. Приехали в Питер, нас красиво встретили, телевидение и все такое. Но когда возвращаешься к людям, которые ждут от тебя результата, они не дают тебе расслабиться. В спорте расслабляться нельзя никогда.

Как попал в гандбол

Раньше когда тебя звали в секцию, то это всегда была интересно. Что-то новое, тебя забирают с улицы, отнимают твое время. Меня брали во многие виды спорта, но я нигде не мог прижиться. Брали с первого класса: тренеры заходили на уроки физкультуры и брали меня. Я был на две головы выше своих одноклассников. Кроме гандбола была гребля, баскетбол, футбол. На него ходили все одноклассники. Но потом я понял, что не тяну. Меня держали для количества. По скорости не успевал. Гребля - монотонно. А в 13 лет я пошел в гандбол. Это поздно. Я пришел в подготовленную команду, которая занималась пять лет. Я подходил только своими данными. Но мне очень нравилось. Игроки меня тепло встретили. Все пошло. Я забыл про все, и посвятил себя полностью гандболу. Школа-тренировка-дом.

Про выступления за рубежом

В то время, многие хотели поиграть заграницей. Ведь мы выступали на международных турнирах и видели, как там всё устроено, какие там условия. После Олимпиады стали приходить менеджеры, которые зазывали в свои клубы. Мы даже не понимали кто это, откуда они, где лучше, где хуже. Это был первый опыт – уехать в Европу через менеджера. Фактически, переманить игроков получалось у тех специалистов, кто лучше общался с руководством, кто лучше знал русский, как бы странно это не звучало. Когда мы слышали родную речь, становилось понятнее, что от нас хотят. Меня и ещё несколько игроков испанский менеджер перетянул в Испанию, хотя мы были настроены на Германию. Я уже даже язык учил – у меня словарик был. Это была «наша» страна, потому что спонсором сборной России была компания «Deutsche Herald». Крупная страховая контора. Мы проводили в Германии выставочные матчи, ходили на телевидение, и всегда были с их логотипом. Поэтому казалось, что все будут играть в Германии, на деле, там оказалось несколько ребят.

Испанцы – близкий к нам народ. Горячие и весёлые, не такие сухие машины как немцы. В общем, уговорили они меня переехать в Испанию. Для меня это был очень интересный отрезок жизни. Я адаптировался, хотя язык сначала вообще не знал. Когда тебя учат плавать, то тебя бросают в воду, и ты начинаешь карабкаться, пытаться всплыть. Точно также и я привыкал к Испании. Сначала общался при помощи жестов, потом стал немного понимать, что-то отвечать, а затем вообще стал чувствовать себя как дома. Благодаря переезду советских гандболистов в Испанию, там произошло много перемен в этом виде спорта. Люди стали иначе на него ходить. До этого, если честно, когда мы играли против испанской сборной, даже не приходилось настраиваться. Для нас это была проходная игра. Но потом там поняли, что нужно учить своих игроков на опыте иностранных ветеранов. Стали платить хорошие деньги.

Когда я переехал, игрок «Барселоны» Ударгарин женился на испанской принцессе и король сказал: «Давайте сделаем этот вид спорта профессиональным, потому что мой родственник не может играть в простой лиге. Давайте сделаем её серьёзной!». На моих глазах Лига Асабалья стала укрепляться. Появлялись большие компании в спонсорах, контракты увеличились. Сила любви подняла испанский гандбол!

Когда я подписывал контракт с испанским клубом, мне предлагали соглашение на 6 лет. Я удивился, ведь мне было только 24 года, а значит, я не успел бы поиграть в родной «Неве»! Вот такая у меня была первая мысль. Я сразу сказал, что так долго не потяну, что точно захочу вернуться. Поэтому мы урезали контракт на 2 года. Все пошли на эти условия. Конечно, за это время всё поменялось. «Нева» изменилась, там оказались совсем другие люди, а я стал узнаваемым в Европе игроком. Поэтому обратно я смотреть перестал. Смотрел только вперёд.

В Европе нет штатных тренеров, которые учат детей. Поэтому мы, игроки, были обязаны проводить с подрастающим поколением время. К нам приходило много болельщиков, родителей с детьми. Это была политика клуба, чтобы твои игроки брали детей в группы и тренировались с ними. В тот момент я понимал, насколько это тяжело. Хоть на мне не было той ответственности, которая есть сейчас, когда я тренирую в своей школе. Вроде, мне нужно было просто разговаривать, показывать, что я умею, но это всё равно было непросто. Мне казалось, что тренерская работа это не моё. В бытность игроком никогда не ставил себе цель, после окончания карьеры стать тренером.

О работе директором СШОР Кировского района

В школе я тружусь уже 8 лет. В Испании я уже начинал работать в коммерческих клубах, которые не были связаны с гандболом. Брали меня как «человека с именем». К тому моменту я уже 15 лет прожил в Испании, поэтому хорошо знал язык, понимал окружающих. Мог зазывать людей, убеждать их, что спорт это интересно и полезно, что в клубе, в который я вас зову, всё хорошо, потому что сам руковожу им. По сути, это были фитнес-клубы с открытыми площадками. Мы занимались там разными видами спорта. Понял, что это моё. Другое дело, что в Петербург меня всё равно тянуло. В каждый отпуск сюда приезжал, на протяжении всей заграничной карьеры.

Иногда, когда звонят в нашу школу, я сам беру телефон. После того, как женская сборная выиграла Олимпийское золото, я помню, как звонили дети! Спрашивали, как записаться в секцию. Делали это сами – не просили родителей. Телевидение и хороший имидж дал большой толчок. Я много думал в то время, что это подходящий момент, чтобы привлечь спонсоров. Без них же всё-таки тяжело. Эффект нулевой был, к сожалению. Однако в конечном итоге появилась надежда – «Балтийская заря».

О советской и современной гандбольных школ

В гандболе есть амплуа, где совсем не нужен рост. Можно разделить на команду защитников и нападающих, у которых получится разный рост. Неплохо иметь защитников с ростом более двух метров. Некоторые приходят к этой практики, но игрок такого роста не очень активно может вести себя в нападении. Допустим, я был линейным игроком, где нужны большие, высокие, крепкие ребята, потому что нужно быть выше защитников. А пас может дать игрок, который, грубо говоря, - 1,5 метра. Хорошо, если он очень быстрый, оббежит защитника и отдаст пас игроку, который в более выгодной позиции. Стратегия формирования команды пошла еще с советских времен. В мое время были нормативы, что в детской команде должно быть три человека выше двух метров. В противном случае команда лишалась каких-то очков. Это был звоночек всем тренерам, которые набирают команду. Если набрать всех быстрых и маленьких, не значит, что можно выиграть, потому что могут лишить очков.

Будущее должно быть связано с высокими игроками. Потому что такие игроки появляются в других европейских командах. Если есть такой гандболист в команде, то автоматом все должны подстраиваться под него. К нам приезжала кубинцы, мы удивлялись, как из них можно лепить команду. Они все атлеты, высокие, прыгучие. Думаем, если они заиграют, то будет тяжело. Но они разбежались по клубам и остались по одному в Европе. Если к ним на родину в свое время пришел бы наш специалист, то получился бы очень опасный соперник для СССР. Но для гандбола подойдет любой рост, потому что крайний игрок должен быть быстрый и прыгучий. Центральный защитник должен быть двухметровый, тяжелый и останавливать любую атаку.

О перспективах гандбола в России

В своё время, в нашей стране был массовый спорт. Благодаря этому удавалось выбрать лучших. Мы могли даже вторую сборную набрать, которая тоже боролась бы за олимпийское золото. А сейчас мы ещё не перестроились. Мы думаем, что работаем в «массах». Думаем, что школ много, хотя на самом деле, для нашего большого города этого недостаточно. Как президент федерации (прим.-Президент Федерации гандбола Санкт-Петербурга) я это понимаю, мы стараемся увеличить число гандбольных школ. Но всё упирается в материально техническую базу – у нас недостаточно залов. Нам не нужны дворцы спорта, нам бы просто залы как в Финляндии. Там строят простые корпусные здания, где есть площадки, разметки, нет мест для зрителей. Просто, чтобы люди могли заниматься.

Таким образом, мы бы охватили огромный спектр любителей спорта. На сегодняшний день, в Петербурге не так много людей ходят на гандбольные секции. Такую картину можно увидеть по всей России – баскетбол, футбол, хоккей намного популярнее. Сергей Шишкарёв, глава федерации гандбола России, очень хороший менеджер. Даже стал лучшим менеджером России, среди спортивных федераций. Он полюбил этот вид спорта, хотя 5 лет назад в нём не очень хорошо разбирался. Но он влюбился в гандбол и понял, что в нём можно творить интересные дела. У него всё получается, поэтому мы потихоньку выходим из этой ситуации – гандбол становится популярнее. Недавно написал ему письмо, попросил, чтобы он помог петербургским школам со специализированной экипировкой – манекенами, специальной техникой. И всё, скоро привезут на три школу!

О своей альма-матер

25 октября СШОР Кировского района исполнилось 75 лет. Школа образовалась в 1945 году, тогда было только два кабинета, но оттуда все зарождалось. В начале у нас было три отделения: легкая атлетика, баскетбол и гандбол. Сейчас к ним добавилось еще три вида спорта: плавание, футбол, регби. Теперь в школе шесть олимпийских отделений, инфраструктура разрослась, появились залы, стадион, бассейн. Коллектив сохранил рабочий настрой. Все стараются, чтобы все, кто пришел в школу, чувствовал себя как дома.

Пандемия нарушила все планы. Мы не смогли пригласить на праздник многочисленных друзей, коллег, которые хотели бы отпраздновать с нами этот праздник, поделится своими радостями. В этом году юбилей отпраздновали только своим коллективом. Каждый сотрудник получил от меня грамоту, ее все заслужили. Раз школа до сих пор работает, значит, мы все делаем правильно, как до нас делали другие руководители. Все пообщались, а потом разошлись по своим местам. Нас поздравил городской спорткомитет, администрация района, самые близкие коллеги.

У стадиона в Автово приличный износ. Спорткомитет утвердил нашу заявку и выделил деньги на реконструкцию. Это федеральные деньги. Кировскому району необходимо обновить этот стадион, поменять траву, которой 11 лет, потому что она работает на износ. Также поизносились легкоатлетические дорожки. На этот стадион приходят все жители района, проводят там свободное время. Пока не было стадиона, там жарили шашлыки, гуляли с собачками, а теперь бабушки занимаются финской ходьбой, люди бегают, когда у нас нет занятий. Приятно смотреть, когда хороший стадион находится под боком у жителей. Сейчас на стадионе заканчиваются ремонтные работы. С нового сезона, в следующем году на него придет отделение футбола и легкой атлетики.

« Предыдущая новость Следующая новость »

Другие новости: